Клуб рыболовов, охотников и грибников Воронежской области Адреналин

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Клуб рыболовов, охотников и грибников Воронежской области Адреналин » Треп » "Стоявшим насмерть во имя жизни "


"Стоявшим насмерть во имя жизни "

Сообщений 1 страница 30 из 394

1

Письмо погибшего солдата

Спустя четверть века после войны в глухом лесу под Вязьмой был найден вросший в землю танк БТ-7 с хорошо заметным тактическим номером 12. Люки были задраены, в борту зияла пробоина. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста. У него был наган с одним патроном и планшет, а в планшете — карта, фотография любимой девушки и не отправленные письма.

http://2.firepic.org/2/images/2016-02/07/1v6yr8xdpnt4.jpg

25 октября 1941 г.
«Здравствуй, моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой.Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.
Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.
Вот так из трех танкистов остался один.В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.
Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь.
Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.
Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.
У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.»
Твой Иван Колосов

Источник

+39

2

Кит
Сильно...

0

3

Как пленный врач концлагеря, спас тысячи солдат

Более 20 лет хирург Георгий Синяков заведовал отделением городской больницы. Никто и не предполагал, что во время Великой Отечественной войны он, находясь в концлагере, спас от смерти тысячи заключённых.

http://2.firepic.org/2/images/2016-02/07/c9iwn304whle.jpg

Молва о гениальном, но скромном русском хирурге из Челябинска Георгие Синякове, который, рискуя собственной жизнью, помогал тысячам солдат, после интервью легендарной лётчицы Анны Егоровой-Тимофеевой облетела весь мир. Никто не знал, что совершившая более трёхсот боевых вылетов советская лётчица попала в плен, но осталась жива и чудесным образом спасётся. Чтобы 20 лет спустя рассказать о подвиге скромного доктора Синякова.
Синяков ушёл на Юго-Западный фронт на второй день войны. Во время боёв за Киев попал в плен. Молодой врач прошёл два концлагеря, Борисполь и Дарницу и оказался в Кюстринском концентрационном лагере в девяноста километрах от Берлина. Сюда гнали военнопленных из всех европейских государств. Но тяжелее всего приходилось русским, которых никто никогда не лечил. Люди умирали от голода, измождения, простуды и ран.

http://2.firepic.org/2/images/2016-02/07/ko96fcgln9zh.jpg

Весть о гениальном враче разошлась далеко за пределы концлагеря. Немцы стали к Синякову привозить своих родных и знакомых в особо крайних случаях к пленному русскому. Однажды Синяков оперировал немецкого мальчика, подавившегося костью. Когда ребёнок пришёл в себя, заплаканная жена «арийца» поцеловала руку пленному русскому и встала перед ним на колени. После этого Синякову был назначен дополнительный паёк, а также стали положены некоторые льготы, типа свободного передвижения по территории концлагеря, огороженного тремя рядами сетки с железной проволокой. Врач же частью своего усиленного пайка с первого дня делился с ранеными: обменивал сало на хлеб и картошку, которой можно было накормить большее число заключённых.
Потом Георгий возглавил подпольный комитет. Врач помогал организовывать побеги из Кюстрина. Он распространял листовки, где рассказывалось об успехах Советской армии, поднимал дух советских пленных: уже тогда доктор предполагал, что это — тоже один из методов лечения. Синяков изобрёл такие лекарства, которые на самом деле отлично затягивали раны больным, но с виду эти ранения выглядели свежими. Именно такую мазь Георгий использовал, когда фашисты подбили легендарную Анна Егорову. Гитлеровцы ждали, когда отважная лётчица поправится, чтобы устроить показательную смерть, а она всё «угасала и угасала». Синяков лечил летчицу, делая вид, что ей лекарства не помогают. Потом Анна поправилась и при помощи Синякова бежала из концлагеря. Советские солдаты, слышавшие о смерти легендарной лётчицы, едва поверили в её чудесное воскрешение.

http://2.firepic.org/2/images/2016-02/07/i0ihiqsans0k.jpg

Способы спасения солдат были разными, но чаще всего Георгий стал использовать имитацию смерти. Громко констатировав фашистам, что очередной солдат умер, Георгий знал, что жизнь ещё одного советского человека спасена. «Труп» вывозили с другими действительно умершими, сбрасывали в ров неподалёку от Кюстрина, а когда фашисты уезжали, пленный «воскресал», чтобы пробраться к своим.
В один из дней в Кюстрин пригнали сразу десять советских лётчиков. Георгию Фёдоровичу удалось спасти всех. Здесь помог его излюбленный приём с «умершим» пленным. Позже, когда о подвиге «русского доктора» рассказала Анна Егорова, живые лётчики-легенды нашли Георгия Синякова, пригласили в Москву. Туда же на самую душевную на свете встречу прибыли сотни других спасённых им бывших узников Кюстрина, которым удалось выжить, благодаря умнейшему и отважному Синякову. Врача боготворили, благодарили, обнимали, звали в гости, возили по памятникам, а ещё с ним плакали и вспоминали тюремный ад.
Чтобы спасти восемнадцатилетнего пленного советского солдата-еврея о имени Илья Эренбург, Георгию Фёдоровичу пришлось усовершенствовать свой приём с воскрешением. Надсмотрщики спрашивали Синякова, кивая на Эренбурга: «Юде?». «Нет, русский», — уверенно и чётко отвечал врач. Он знал, что с такой фамилией у Ильи нет ни единого шанса на спасение. Доктор, спрятав документы Эренбурга, так же, как прятал награды лётчицы Егоровой, придумал раненому молодому парню фамилию Белоусов. Понимая, что смерть идущего на поправку «юде» может вызвать вопросы у надсмотрщиков, месяц доктор думал, как быть. Он решил имитировать внезапное ухудшение здоровья Ильи, перевёл его в инфекционное отделение, куда фашисты боялись нос совать. Парень «умер» здесь. Илья Эренбург «воскрес», перешёл линию фронта и закончил войну офицером в Берлине. Ровно через год после окончания войны доктор отыскал молодого человека. Чудом сохранилась фотокарточка Ильи Эренбурга, которую он прислал «русскому доктору», с надписью на обороте, что Синяков спас его в самые трудные дни жизни и заменил ему отца.
Последний подвиг в лагере «русский доктор» совершил уже перед тем, как русские танки освободили Кюстрин. Тех заключённых, что были покрепче, гитлеровцы закинули в эшелоны, а остальных решили расстрелять в лагере. На смерть были обречены три тысячи пленных. Случайно об этом узнал Синяков. Ему говорили, не бойтесь, доктор, вас не расстреляют. Но Георгий не мог оставить своих раненых, которых он прооперировал тысячи, и, как в начале войны, в боях под Киевом, не бросил их, а решился на немыслимо отважный шаг. Он уговорил переводчика пойти к фашистскому начальству и стал просить гитлеровцев пощадить измученных пленников, не брать ещё один грех на душу. Переводчик с трясущимися от страха руками передал слова Синякова фашистам. Они ушли из лагеря без единого выстрела. И тут же в Кюстрин вошла танковая группа майора Ильина. Оказавшись среди своих, доктор продолжил оперировать. Известно, что за первые сутки он спас семьдесят раненых танкистов. В 1945-м Георгий Синяков расписался на рейхстаге.
Приёмный сын Георгия Фёдоровича, Сергей Мирющенко, позже рассказывал такой любопытный случай. Однажды в лагере стал свидетелем спора другого пленного советского доктора с фашистским унтером. Отважный доктор говорил фашисту, что ещё увидится с ним в Германии, в Берлине, и выпьет кружку пива за победу советского народа. Унтер в лицо смеялся: мы наступаем, берём советские города, вы гибнете тысячами, о какой победе ты говоришь? Синяков не знал, что стало с тем пленным русским, потому решил в память о нём и о всех несломленных солдатах зайти в мае 1945-го в какой-то берлинский кабачок и пропустить кружку пенного напитка за победу.
После войны Георгий Фёдорович работал заведующим хирургическим отделением медсанчасти легендарного Челябинского тракторного завода, преподавал в мединституте. О войне никому не рассказывал. Говорили, что Синякова после интервью Егоровой пытались выдвинуть на награды, но «пленное прошлое» не ценилось в послевоенные времена. Тысячи спасённых Георгием Фёдоровичем говорили, что он был действительно врачом с большой буквы, настоящим «Русским Доктором». Известно, что свой день рождения Синяков отмечал в день окончания Воронежского университета, считая, что родился тогда, когда получил диплом врача.
До сих пор подвиг русского доктора был забыт. Он не имел в своей жизни громких званий, не был удостоен больших наград. Только сейчас, в канун 70-летия Великой Победы, общественность Южного Урала вспомнила о героическом хирурге, чей стенд открыт в музее медицины челябинской больницы. Власти Южного Урала планируют увековечить память легендарного земляка, назвать его именем улицу или учредить премию студентам-медикам имени Георгия Синякова.

Источник

+29

4

Гараж написал(а):

Кит
Сильно...

Дим, почитал я сейчас тему. Сильно-то сильно, но дело даже не в этом.

Я вот о чём подумал.

Только Женя Кит, не пойми превратно!

Дима Гараж, когда нам с тобой было по 12-13 лет (в общем-то, самый возраст становления личности), была Олимпиада-80, был  ХХVI съезд КПСС, и т.д.
Мы мечтали быть если не космонавтами, то уж лётчиками, моряками, кто-то учителями & врачами, кто-то военными, а кто-то, пардон, и милицанэрами  http://2.firepic.org/2/images/2016-01/14/xirkact4ad7q.gif.
В принципе, было, может быть и не совсем хорошо, но не так уж и плохо!

Когда же 12-13 лет было топикмейкеру, по зомбоящику постоянно звучала реклама,  где маленькая 3,14zdючка вещала, что у неё будет вот такой миллион, она будет вот такая, @Lя, миллионерша.
В этом возрасте многие девочки хотели быть проститутками (наиболее продвинутые мечтали в этом возрасте выйти замуж за "нового русского", я не шучу, моя знакомая не знала, что делать с её 12-летней дочкой, вбившей себе в башку такую мыслю),а мальчики - рэкетирами.

Я в 90-х по-серьёзному думал, что рожденный в первой половине 80-х - потерянное поколение.

Но, как видно, я ошибался, и слава Богу! Наш дух, видать, всё же  никакой, #%и его мать, рекламой не вытравишь.

Ещё раз тебе, Женя Кит,  спасибо за сообщение!

Отредактировано 1,5ВЛ80С (2016-02-08 08:56:25)

+7

5

Женек, спасибо за напоминание!!! Уважаю!!!!

0

6

1,5ВЛ80С
Иногда грустно смотреть на нынешнюю молодежь.. кого они породят и что им дадут (в смысле внутреннего мира и души) ??? Может быть все и не так плохо? Не знаю, и надеюсь, на лучшее...
Кстати, дед моей жены прошел всю ВОВ военным хирургом по полевым госпиталям, закончил войну майором (после Японской) и до 1980 г работал зав 19 поликлиникой на Ростовской....вот вам и самоотдача людей того поколения...

+8

7

Что бы ни трещали пиндостановцы, а очень приятно осознавать себя частью великого народа с богатейшей историей и великими принципами и традициями! И даже наша молодежь, многого не получившая и многого не понявшая, я уверен, способна в трудный час к братскому объединению во имя одной цели. Этого не вытравить! Это у нас в крови!

+17

8

Великая Отечественная Война и освобождение Воронежа
Врага утопишь ты в Дону,
Сожжешь огнем, в могилу вгонишь.
Боец, спасая всю страну,
Ты должен отстоять Воронеж!

советский поэт А. Безыменский

Воронеж в годы войны

Воронежская область была на усиленном военном положении с первых дней Великой Отечественной Войны.

В декабре 1941 года ситуация на фронте улучшилась. Советские войска выигрывали бои и в непосредственной близости от Воронежа.  9 декабря 1941 года от фашистско-германских войск был освобожден Елец.

Зимой 1941-1942 года в Воронеже в здании школы Юго-Восточной железной дороги на улице Сакко и Ванцетти, сохранившемся до наших дней. располагался штаб Юго-Западного фронта, которым командовал Маршал СССР Семён Константинович Тимошенко.

В феврале 1942 года в Воронеж вернулись частично эвакуированные предприятия. Продолжал работать Воронежский Государственный Университет.

Однако к весне 1942 инициатива вновь оказалось в фашистов. Летом 1942 года воздушные бомбардировки Воронежа стали практически непрерывными.  В этой связи 7 июня 1942 года ставкой Верховного главнокомандования был создан отдельный Воронежский фронт.

13 июня 1942 года фашисты сбросили бомбы на городской сад пионеров и погибло много детей. 27 июня во время нового массированного налета фашистской авиации на Воронеж было разрушено здание драмтеатра.

28 июня 1942 года началось наступление немецких войск в воронежском направлении. Эта операция получила кодовое название “Blau” («Синяя»). На эту операцию германское командование выделило значительные ресурсы, так как взятие Воронежа означало решающий успех немецко-фашистских войск в летней кампании 1942 года. Blau осуществлялась армейской группировкой «Вейхс» под командованием генерал-полковника барона фон Вейхса немецкими частями и 2-ой венгерской королевской армией, вражескими войсками Австрия, Румынии и Италии, 6-ой армией под командованием генерал-полковника Паулюса, 4-ой воздушной армией и 10-ой зенитной дивизией.

Листовки, выпущенные перед походом на Воронеж для солдат немецкой армии, призывали: «Солдаты! За два года войны вся Европа склонилась перед вами. Ваши знамена прошелестели над городами Европы. Вам осталось взять Воронеж. Вот он перед вами. Возьмите его, заставьте склониться. Воронеж – это конец войны. Воронеж – это отдых. Вперед!»

Однако не все оптимистично смотрели на эту операции. 5 июля 1942 года начальник сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике: «24-я танковая дивизия и дивизия «Великая Германия» рискуют быть истребленными в наступлении на укрепленный Воронеж».

Летом 1942 года ожесточенные бои шли на окраинах Воронежа – в районе Березовой рощи, стадиона «Динамо», улицы Ленина и ипподрома.

10 июля 1942 года барон фон Вейхс объявил о победоносном окончании битвы за Воронеж. Однако на самом деле это сражение только начиналось.

7 июля 1942 года был образован Воронежский фронт, а его командующим был назначен Николай Федорович Ватутин. Штаб фронта разместился в Анне.

Бои за Воронеж длились долгих 212 дней. Линия фронта прошла по Воронежу, однако фашистам так и не удалось захватить его полностью –  Левый берег остался в руках советских войск и, как вспоминает командующий Воронежским фронтом генерал-полковник Филипп Иванович Голиков, фашисты не смогли одолеть и «важный северо-восточный сектор» Воронежа «с центром в районе СХИ».

Упорные бои шли в парке культуры в Березовой роще. В августе 1942 года наши войска заняли стратегически важную позицию на Чижовском плацдарме и удерживали ее до полного освобождения Воронежа.

Осенью 1942 года началась битва на Волге и советские войска под Воронежем не раз переходили в наступление. Это помешало фашистам перебросить значительные силы из Воронежа к Волге и вынудило даже отправить некоторые части с волжского направления к Воронежу.

Наступление советских войск началось 14 сентября 1942 года. Танковые части, сосредоточенные на левом берегу Воронежа, форсировали реку в районе ВОГРЭСа. Переправу для этой операции много ночей тайно готовили саперы, которые строили подводные опоры. В ночь перед атакой мост для наших танков через реку Воронеж был собран всего за три часа!

19 ноября 1942 года советские войска перешли в наступление под Сталинградом. Зимой 1942-1943 годов Воронежский фронт во взаимодействии с соседними фронтами провел операцию под кодовым названием «Малый Сатурн», ставшей частью Сталинградской битвы. «Малый Сатурн» положила начало изгнанию вражеских войск с воронежской земли – противник был выгнан из более чем 200 населенных пунктов Воронежской области, в том числе из Кантемировки, Радченского, Богучара и Новой Калитвы.
История освобождения Воронежа

Решающая битва за Воронеж была проведена в рамках Воронежско-Касторненской наступательной операции. Военные действия начались утром 24 января 1943 года, когда советское командование отдало приказ приказ о наступлении в районе Касторного и Воронежа, чтобы не допустить проникновения противника к Харькову и Курску.

Сражение за Воронеж продолжалось восемь дней – с 24 января по 2 февраля 1943 года. В нем приняли участие 38-я, 40-я и 60-я армии Воронежского фронта,  армия Брянского фронта и военные двух воздушных армий.

Наступательная операция была крайне трудной, победу затрудняли неравные силы и неблагоприятные погодные условия – сильный мороз, глубокий снег, метель и ветер. Потерпев поражение, немецкое командование приказало взорвать Воронеж и вынести из него все ценное. Но советская разведка вовремя доложила об этом. Генерал Иван Черняховский отдал распоряжение о наступлении армии по всем фронтам.

В 11 часов утра 25 января 1943 года правобережная часть города была полностью очищена от оккупантов. На балконе гостиницы «Воронеж» ( площадь Ленина, дом 8 ) бойцы 60-ой армии водрузили Красное знамя освобождения. А Советское Информбюро сообщило на всю страну: «25 января 1943 года войска Воронежского фронта опрокинули части немцев и полностью овладели городом Воронежем. Восточный берег реки Дон западнее и юго-западнее города также очищен от немецко-фашистских войск. Количество пленных, взятых под Воронежем, к исходу 24 января увеличилось на 11 тысяч солдат и офицеров..»

Уже на следующий день – 26 января 1943 года – в Воронеж начали возвращаться мирные жители. Вот как написала об этом газета «Правда» 1 марта 1943 года: «На улицах города становится шумно и многолюдно. Уже более 10 тысяч воронежцев возвратились в свои родные места».

А в феврале 1943 года президент  США  Ф. Рузвельт   в поздравительной  телеграмме 25-й годовщине  Красной Армии  писал: «Красная Армия  не давала  возможности самому могущественному  врагу достичь победы.  Она  остановила его под Ленинградом, под Москвой, под Воронежем,  на Кавказе и,  наконец,  в бессмертном  Сталинградском сражении…»

Развивая наступление, войска Воронежского и Брянского фронтов полностью освободили Воронежскую область, провели успешное наступление на Курск, Белгород и  Харьков.

Маршал Советского Союза А. М. Василевский  в своей  книге «Дело всей жизни» писал: «Войска Воронежского фронта  активными  боевыми  действиями сковали  крупные  силы противника, не позволяя гитлеровскому  командованию осуществить переброску  войск   на Волгу,   где  шли  решающие   сражения этого года. В конечном счете,   действия  советских войск   под  Воронежем  привели к  ослаблению вражеского  удара на Сталинград,  а в дальнейшем  сыграли   важную роль  в разгроме  гитлеровцев на Волге».

Английский  историк  Дж.  Фуллер  так пишет  об обороне и битве за Воронеж: «Началось сражение  за Воронеж, и, как мы  увидим, для  немцев  оно было  одним из самых   роковых  за время войны. Русские,  сосредоточенные…  к северу от Воронежа,   прибыли вовремя, чтобы  спасти  положение, возможно, они  спасли  всю кампанию.  Нет никаких  сомнений,   что дело  обстояло  именно так».

В боях за  Воронеж советские  воины проявляли  героизм,  многие из них отдали за наш город свою жизнь. На подступах к Воронежу красноармеец Геннадий Вавилов и лейтенант Михаил Бовкун из 796-го стрелкового полка 141-й стрелковой дивизии ценой своей жизни обеспечили выполнение боевой задачи – грудью закрыли амбразуры вражеских дотов. Санитарка 6-й роты 849-го полка Зинаида Туснолобова за 3 дня вынесла с поля 40 раненых, была тяжело ранена и осталась инвалидом. Позднее ей было присвоено звание Героя Советского Союза и международная награда – медаль Флоренс Найтингейл, которой до нее обладали только два медработника в СССР.  Комсомолец Валентин Куколкин – рабочий завода N 444  убил девять немцев, в том числе трех офицеров, и был убит. Командир взвода Грищенко – рабочий завода  СК-2,  оказавшись раненым в руку, заявил: «С одной оставшейся  рукой буду  драться  с фашистами». Смертельно раненая комсомолка  Аня Скоробогатько погибла со словами: «Умираю за  Родину, за великого Сталина!  Товарищи, прошу мстить  гадам!»

Так что сегодня Воронеж по праву носит высокое звание – город воинской Славы.

Источник

http://2.firepic.org/2/images/2016-02/08/yoiyitkcu83p.jpg

площадь 20-летия Октября
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/08/9f0aiqfshrbg.jpg

Ротонда
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/08/23s4z8939798.jpg

+11

9

13 июня 1942 года. Трагедия в Саду Пионеров...

Дворец пионеров когда-то располагался сразу за гостиницей "Бристоль".
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/08/l4begh3sg95c.jpg

Первый удар немецко-фашистских захватчиков грянул в самое дорогое. Несколько "юнкерсов" прорвались к городу и сбросили бомбы.Больше всего пострадал сад пионеров на проспекте Революции. Погибло более 300 детей.
Самая первая бомба была сброшена на Воронеж в октябре 1941 года. Но она упала на территории авиазавода, и никто из мирных граждан тогда, к счастью, не пострадал. Поэтому первой бомбой, поразившей город, считается та, что упала на городской сад пионеров 13 июня 1942 года.
В субботу 13 июня 1942 года в Саду Пионеров как всегда собралась детвора.
В киоске "Игротека" брали напрокат куклы, лошадки, велосипеды, шашки, шахматы, кегли.
Оживление царило на танцплощадке-баянист И. И. Калашников с учеником Валей Орловым играли в два баяна славянский танец... И тут случилось страшное.

Дворец пионеров.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/4/83/737/83737601_large_okruzhnoy_sud42.jpg

Послушаем очевидцев.

Полина Осиповна Исаева:"Это произошло внезапно. Я окучивала у себя в палисадние картошку. Вдруг... какой-то гул на меня валится. Меня сбило с ног. Когда вскочила, вижу в Саду пионеров пожар. Я кликнула своё санитарное звено, и мы бегом через первые ворота туда. Сумки с медикаментами всегда были наготове. По саду будто прошел ураган: деревья вырваны, земля разворочена и везде, куда ни глянь, - детские тела. Одни чистые, целые, а другие - песком, грязью, глиной засыпаны. Не то ребенок, не то комок земли. Кто жив остался, того оглушило взрывной волной. В первые мгновения никто не двигался, не плакал, а потом все бросились кто куда. Крики, стоны... Навстречу бежит девочка лет 12-ти. Я её узнала, она с нашей Алексеевской улицы. Смотрю, бежит и почему-то прямо на глазах синеет. Я её подхватила, а у неё весь бок вырван. Так и умерла у меня на руках..."

Анатолий Анатольевич Костюков: "Бомба упала после обеда в разгар праздника. Помню жуткий рев, грохот, удар. Меня отбросило взрывной волной, швырнуло спиной на землю, контузило. С трудом открываю глаза и не могу понять, где я. Это наяву или в страшном сне? Напротив, на ветке дерева — окровавленная девичья голова с длинной косой. Эта коса мерно покачивается из стороны в сторону, как маятник, отсчитывая минуты после трагедии. Под деревом какая-то заплаканная женщина обхватила руками, прижала к себе девочку и пытается ее тащить. И вдруг все платье этой женщины спереди становится красным от крови. "Она, видимо, ранена, — проносится у меня в голове. — Почему же она не падает?". И тут эта женщина, обессилев, разжимает руки, опускает безжизненное тело ребенка на землю. И я вижу, что у девочки половины туловища нет и все внутренности наружу. Кругом крики, стоны. По саду разбросаны оторванные руки, ноги... Чуть позже я узнал, что на месте разорвало моего школьного друга Кольку".

Анна Ивановна Сидорова: "Я брала воду в колонке, а рядом, через решетку - Сад Пионеров. Слышу летит самолет. Начали бить зенитки. И сразу - взрыв. Меня взрывной волной отшвырнуло на землю. Всё это мгновенно. Над пионерским садом встал огромный чёрный столб. Когда мы с соседками прибежали в сад, меня поразило, что убитые и раненые дети были не в одном месте, а повсюду. Живые забились под кусты, в павильоны,испуганные, с помертвевшими лицами. Мне стало плохо, на один момент я растерялась, но поняла - надо действовать быстро. Возле бассейна сидела девочка лет 9-ти. Глаза застекленели, как будто без памяти. Дала ей нашатырный спирт, вижу - на руке рваная рана. Девочка очнулась и заплакала. Рядом стоял мальчик, раненый в кисть руки. Я сорвала со своей головы платок и наложила жгут. Нам дали указание носить в машину убитых детей. Были тут две девочки с нашего двора. Они как бежали по дорожке, взявшись за руки, так их и настигла смерть..."
Фашисты, нарушив все международные нормы ведения войны, отбросив честь и достоинство, совершили неслыханное - они посягнули на детей.
Самого сада уже нет. Но 13 июня 1992 года состоялось открытие памятного знака – бронзовой доски со словами: «13 июня 1942 года в бывшем городском саду пионеров от бомб, сброшенных фашистами, погибло более 300 детей». Слева от текста скульптор А. В. Мельниченко поместил на доске барельеф погибшей птицы с откинутым в сторону крылом.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//51/566/51566538_ppam_detyam1.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/4/83/737/83737174_ppam_detyam.jpg
Новый Дом Пионеров был построен на площади Детей (сейчас он называется Дворец творчества детей и молодежи).

Источник

+15

10

Кит
Просто дико сегодня все это осознавать, как реально бывшую действительность...

+1

11

Песчаный лог

Жестокий расстрел мирных жителей.

После освобождения Воронежа комиссия установила, что в Песчаном логу оккупантами были убиты люди, пострадавшие во время налетов немецкой авиации на город и находившиеся на излечении в госпитале для гражданского населения, размещенном в школе № 29 по улице 20-летия Октября.

Весь разворочен и распорот
Воронеж был безмолвен, пуст.
Враги вошли в горящий город,
От страха целясь в каждый куст.
Вытаскивали из развалин
Тех, кто покинуть дом не смог,
Под хриплый лай собачий гнали
В последний путь, в Песчаный Лог.
Солдаты пьяные орали
И жали, жали на курок…
Детей живыми в ров бросали…
Как ты смотрел на это, Бог?
Всё меньше, меньше ветеранов,
Но, память наша, не остынь!
У каждого на сердце рана –
Свой Бабий Яр, своя Хатынь.
Замотан важными делами?
Покинь кварталов шум и смог,
Пройди их скорбный путь с цветами
В Песчаный Лог, в Песчаный Лог.

2003.(Батраченко В. С.,сборн."Раскололось рассветное небо")

В конце августа 1942 г. немцами по заранее разработанному плану было осуществлено массовое убийство мирных жителей, раненных во время воздушной бомбардировки города вражеской авиацией и артиллерийского обстрела, находившихся на излечении в госпитале для гражданского населения, который помещался в здании школы № 29 по ул. 20-летия Октября.
27 августа 1942 года к зданию, где помещался госпиталь, подъехали две грузовые машины, крытые брезентом. Прибывший с ними немецкий офицер объявил, что госпиталь эвакуируется из Воронежа в села Орловку и Хохол, и предложил больным грузиться на машины. Когда машины были заполнены, немецкие солдаты опустили брезент, чтобы люди не могли видеть, куда их везут, после чего машины двинулись в путь. Выехав за город, машины свернули вправо от дороги, что идет на село Малышево, и, подъехав к неглубокому песчаному логу, остановились. Беспомощных, слабых людей палачи стали сталкивать в овраг, заставляли ложиться лицом к земле и в упор расстреливали. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали ударами приклада по голове. Мерзавцы не щадили даже грудных детей, пристреливая их на руках у матерей. Когда расстрел первой партии был закончен, машины вернулись в город, погрузили новую партию обреченных, которые были также привезены на это место и расстреляны. Такие рейсы повторялись несколько раз.
Анна Федотовна Попова,бывшая работница базы маслопрома:"7 октября 1943 года мы ехали на автобусе к месту, где 13 месяцев назад совершилось злодеяние. Нас втолкнули, больных и раненых, в две крытые брезентом машины. Тех, кто не мог сам идти,немецкие солдаты вынесли из госпиталя на носилках и тоже погрузили. Недолгий путь к окраине города, кончилась мостовая, машины вязнут в песке.
Остановились, приказано выходить. Стоим у овражка, заваленного телами расстрелянных.
Приказ: ложиться на эти трупы лицом вниз. Я упала в яму рядом с убитой, но ещё не остывшей женщиной и накрыла голову полой её пальто. Тут поверх меня самой, видимо приняв за мёртвую, лёг кто-то ещё. Глухо доносились стоны, крики, проклятия, слова прощания и отрывистые немецкие слова. Отчётливо услышала детский голос: "Где моя мама?"И тоненький плач. Ребёнку ответил кто-то на русском языке:"Она здесь, ложись рядом..."
Свидетель Меньшиков Никифор Савельевич - бывший работник телеграфа Юго-Восточной железной дороги, присутствовавший при погрузке раненых граждан в машины, показал: "В числе раненых, находившихся в школе № 29, была моя жена Ульяна Дмитриевна Меньшикова, работавшая ранее на бетонной фабрике. Я также некоторое время пробыл в этом госпитале после контузии, но за день до объявления немцами эвакуации был выписан из него. Будучи уверен, что мою жену эвакуируют за Дон, как об этом объявил немецкий офицер, я сам помогал своей жене грузиться в машину, рассчитывая встретиться с ней в Орловке или в Хохле, т. к. через эти села лежит путь воронежских жителей, изгоняемых немцами из города. Однако, добравшись через несколько дней пешком до Орловски, я не нашел там своей жены. Не было ее и в Хохле..."
Дальше прозвучали выстрелы и меня обдало кровью. Чужой кровью. Сама я даже не была ранена. Звякнули лопаты, зашуршал песок. Я успела подумать, что легче сразу умереть от пули, чем мучительно и долго задыхаться в могиле. Попыталась пошевельнуться, поднять голову, но тут раздалась команда, и немцы уехали. Только выбравшись из-под мёртвых тел из оврага, отсиживаясь в густом бурьяне поняла, почему нас так небрежно зарыли: машины приходили ещё несколько раз, расстрелы продолжались до вечера. Три дня пряталась в пустом доме на окраине города, потом пробиралась от села к селу. Когда советские войска освободили Воронеж, вернулась в город и рассказала о том, что произошло в Песчаном логу. И теперь я ехала сюда со специальной комиссией, чтобы указать место."
Что было дальше - записано в акте. Три дня раскопок, сотни трупов, из них 35 детских. Опознавание населением родных и знакомых по одежде, по разным приметам. Лица уже были искаженытлением.
Е.Н. Студеникина:"Я опознала художника Клоца. Он ещё в давние годы потерял обе ноги от гангрены, ходил на коротеньких деревяшках, но всегда нёс высоко голову, был неиссякаемо весел и жизнелюбив. Он сотрудничал в редакции и в издательстве. Я узнала его безногую богатырскую фигуру, его пышные волосы..."
В ходе раскопок было извлечено около 500 трупов. Опознана была работница завода им. Коминтерна Ушакова Анастасия Никитична, рабочий того же завода Квашин Иван Леонтьевич, кассир станции Воронеж-I Сычев Иван Михайлович, 80-летние женщины Сафонова Анна Дмитриевна, Петренко Аксинья Антоновна, 90-летний старик Болмасов Дмитрий Егорович, юная 18-летняя мать Сычева мария с ребенком нескольких месяцев и ещё многие.
Останки погибших захоронили в могилах на ровной площадке над взгорьем оврага. Это священное место напоминает Пискаревское кладбище. Могилы расположены в несколько рядов. На плитах, под которыми покоятся опознанные, указаны их имена. Остальные плиты безымянны. Год смерти на всех один - 1942.
Источник: Клуб "Память" Воронежского госуниверситета.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//50/88/50088591_1_0.jpg

На южной оконечности города по дороге к селу Малышево, где фашисты расстреляли мирных жителей, после войны был установлен памятник: под табличкой с надписью «Вечная память жертвам фашизма» размещалась лавровая ветвь со словами «Здесь похоронены 452 жителя города Воронежа, расстрелянные на этом месте в 1942 году немецко-фашистскими захватчиками». Мемориальный комплекс, построенный по проекту скульптора Б.А. Каткова и архитектора П.П. Даниленко был открыт в 1975 году (к 30-летию Победы).

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//51/566/51566729_pesch_log.jpg

Источник

27 августа 1942 года фашисты расстреляли 452 воронежца, в том числе 35 детей

Много лет в семье моей родной тёти Галины Александровны Петренко хранится пожелтевшая от времени газета «Коммуна» от 15 октября 1943 года, напоминающая о страшном злодеянии, которое совершили фашисты летом 1942 года.

Среди расстрелянных мирных жителей Воронежа была и Аксинья Антоновна Петренко.

1941 году на улице Рабочий городок, которая располагалась между берегом реки Воронеж и улицей Сакко и Ванцетти, в доме номер 107 жила семья Петренко. Василий Васильевич Петренко был призван в ряды Красной Армии в первые дни 1941 года. Дома у него осталась мать Аксинья Антоновна, жена Ольга и трое детей. Две девочки — Нина и Валя и мальчик Борис.

Когда летом 1942-го стало понятно, что город не удержат, и немцы, скорее всего, войдут в Воронеж, была объявлена всеобщая эвакуация мирных жителей. Уходили из города пешком, с детьми и вещами.

60-летняя Аксинья Антоновна, почувствовав себя неважно, решила остаться в родном доме.

- Идите без меня. Кому нужна старая больная женщина… – сказала она невестке на прощание.

Ольга Петренко с тремя детьми добралась до села Макарье, где провела все месяцы оккупации города. Там в семье случилось первое несчастье. Валюша, которой было полтора года, заболела и умерла. Девочку похоронили на сельском кладбище.

А когда 25 января 1943 года Воронеж был освобождён от немецких оккупантов, Ольга с двумя детьми — Ниной и Борей, вернулась в Воронеж. Город лежал в руинах, припорошенных снегом. Дом, где они провели столько радостных, мирных дней, был разрушен. Не было нигде и Аксиньи Антоновны. Кое-как устроились в уцелевшем полуподвале.

Как-то, возвращаясь домой, Ольга Петренко увидела, что у доски объявлений, где уличный комитет обычно вывешивал различную информацию, стояли люди и внимательно просматривали какую-то газету.

Ольга подошла и стала читать.

«Проклятие и смерть немецким палачам!» – гласил заголовок. А дальше шли списки граждан города Воронежа, зверски замученных и расстрелянных гитлеровскими бандитами в Песчаном Логу. Почти в самом начале списка она прочла: Петренко Аксинья Антоновна, Рабочий городок, 107.

Ольга вскрикнула и заплакала:

- Это же мать моего мужа! Он на фронте. Как я смогу сказать ему об этом!

Люди, стоящие рядом, стали утешать Ольгу. Кто-то сказал: «Возьмите газету. У вас будет хоть какой-то документ».

Дома ещё раз перечитали газету в надежде на ошибку. Но ошибки не было. Когда стало известно, что можно пойти в Песчаный Лог, то 16-летняя Ниночка пошла искать среди расстрелянных бабушку.

От Рабочего городка до Песчаного Лога идти было довольно далеко. Одета девочка была легко. Было холодно и очень ветрено.

Ниночка шла мимо лежащих рядами и группами замученных людей и силилась узнать среди изуродованных тел свою бабушку. Ниночка вернулась домой едва живая, она ничком легла на кровать и больше не встала.

Девочка умерла через три дня. Её похоронили на Коминтерновском кладбище.

Когда в 1945 году Василий Петренко вернулся домой, то узнал: дом разрушен, мать расстреляна, две дочки умерли. Он прошёл всю войну от Воронежа до Берлина. Его гимнастёрку украшали боевые награды, а матери и двух дочек больше не было. Пережить такое было почти невозможно.

Но жизнь продолжалась, надо было строить дом, под который был выделен участок по адресу: Рабочий городок, 22.

А когда дом был почти готов, то родился в семье у Ольги и Василия мальчик Александр.

Было это в 1946 году.

Прошло много лет. Александр женился на моей родной тёте Галине, у них взрослая дочь и внучка. Когда приходит 9 Мая, мы собираемся все вместе и едем на юго-западную окраину Воронежа. Идём страшной дорогой, которая оказалась последней для 452 воронежцев.

Находим надгробную плиту с надписью Петренко Аксинья Антоновна и кладём скромный букетик цветов из сада на Рабочем городке.

И обязательно каждый год заезжаем на Коминтерновское кладбище, где среди мраморных и гранитных пышных памятников, близко от главной аллеи, покоятся почётные граждане Воронежа, есть скромная могилка с металлической пирамидкой. С фотографии смотрит на нас девчонка с косичками, которая не смогла пережить ужасы Песчаного Лога.

... Пока мы помним их, они живы. Светлая им память!_

Ирина АРАПОВА,
Воронеж.

Источник

+14

12

Для того чтобы помнили и чтили память - нужно проводить активную работу по патриотическому воспитанию!
Как бы мы не критиковали СССР - в те годы эта работа проводилась на всех уровнях!
Отрадно, что в настоящее время, понятие, что мы можем "упустить" новое поколение , хоть по-немного но возвращается в умы...
Подтверждением тому -акция "Бессмертный полк"...
Многие из участников этого форума в прошлом году внесли свою посильную лепту в проведение "Вахты памяти"
Благодаря инициативе Андрея Ермакова был проведён "Автопробег посвящённый 70-летию Великой ПОБЕДЫ". Посетили   места боевой славы, привели в порядок братские захоронения, почтили память павших...
И есть уверенность, что тех детей, которые были с нами, никакой пропагандой уже  НЕ охмурить!
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … 1ln7a0.jpg
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … lp9rep.jpg
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … k7dr0n.jpg
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … bo5z2v.jpg
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … x8q79d.jpg
http://2.firepic.org/2/images/2016-02/0 … h8zopu.jpg
http://6.firepic.org/6/images/2016-02/0 … ricisi.jpg
http://6.firepic.org/6/images/2016-02/0 … exq8wz.jpg
http://6.firepic.org/6/images/2016-02/0 … g0n8no.jpg

+21

13

Евгенич
Дмитрий! Вы все проводите огромную работу. Спасибо! СССР можно критиковать. И, вспомни, мы и сами с весомой долей скепсиса относились к партии, идеям коммунистов, самому патриотическому воспитанию. Но мы любили эту страну со всеми ее атрибутами.
И пусть нынешняя молодежь выглядит на этих уроках мужества несколько расхлябано и фривольно, но пройдет время и они вспомнят эти пробитые каски своих дедов и прадедов и, я уверен, порвут глотку любому, кто поднимет руку на их отца, мать, семью, друга, на нашу землю...
Очень жаль, что нынешнее государство занимается подобным по большей части  декларативно.
А уметь стрелять еще не значит уметь защищаться. А уметь защищаться еще не значит уметь защищать. Сила национального духа, вот что определяет успех победы.

+7

14

Хочется что-то умное написать,не промолчать, но всё упирается в политику. .........

Евгенич написал(а):

Благодаря инициативе Андрея Ермакова был проведён "Автопробег посвящённый 70-летию Великой ПОБЕДЫ". Посетили   места боевой славы, привели в порядок братские захоронения, почтили память павших...

Спасибо, что есть такие люди как Ермаков и Ко.

Да и дети не потеряны. Просто не надо в них воспитывать национализм, надо объяснять что такое взаимоуважение.

Евгенич написал(а):

понятие, что мы можем "упустить" новое поколение ,

Дети как убирали памятники и мемориалы перед праздниками так и убирают....... с под палки но убирают (я про студентов, школьников). А понимание зачем они это делают - обязательно прийдет

В этих вопросах большой минус ВВП и Ко. Вопросов тьма.......
- почему государство не оплачивает содержание советских мемориалов за пределами страны ( пример: сносы памятников в Польше, Австрии и т.д)
- почему не заложены в бюджет средства на поддержание своих памятников
- почему не борятся с вандализмом....
- почему в нашем сознании делят всех на своих и чужих ( я про памятники). В первую очередь это памятники войнам, а не нашим и не нашим ( пример: венгерский мемориал в Рудкино, Венгрия выделяет десятки тысяч уе на содержание, а наши обнесли все забором и повесили замок, чтоб его не разрушали наши патриоты)

Короче бррррр.

+3

15

А я вобще не понимаю, какого хера у нас с почестями захоронены эти венгры, которые резали наших женщин и детей http://s5.uploads.ru/0DGhJ.gif

+2

16

рыбачок99 написал(а):

А я вобще не понимаю, какого хера у нас с почестями захоронены эти венгры, которые резали наших женщин и детей

Точно такого, что и наши солдаты захоронены по всей Европе.
Во время войны все хороши, а во время информационной войны еще хлеще.
Ты же веришь, что белое это именно белое, а почему ты так думаешь? Правильно.Потому что тебе внушают это с детского сада.
Так и те венгры, может кому-то выгодно в сссре было их демонизировать, вот они и резали всех. У жены дедушка с бабушкой прошли венгерскую оккупацию и ничего плохого не говорили о них. Мои дедушка с бабушкой прожили в Украине немецкую оккупацию, бабушка расказывала как немцы свои пайки детям отдавали. Значит всё-таки не все были демонами и захватчиками как их обрисовывают в послевоенных документах. Там тоже воевали простые люди-войны, которые пошли на войну далеко не из-за своих убеждений.
Или ты думаешь, что наши бойцы после захвата рейстага развернулись и поехали домой белыми и пушистыми? Хватало и в советской армии расстрельных списков за всякого рода мародерство, насилие и т.д.

Отредактировано Евгений (2016-02-09 14:57:55)

+3

17

Да, много неоднозначного. Многое сводится к политике. Но мы ведь не обсуждаем политику. Мы рассматриваем каждый конкретный случай. И участие рыболовов в этом очень нужном деле выше всяких похвал.

+5

18

Ихтиопатолог написал(а):

И участие рыболовов в этом очень нужном деле выше всяких похвал.

+100
Если будет очередной подобный выезд, с радостью поучаствую в нем.

Отредактировано Евгений (2016-02-09 15:16:57)

+2

19

Немецкие солдаты о советских

Из книги Роберта Кершоу «1941 год глазами немцев»:

«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!» /Артиллерист противотанкового орудия/

«Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…» /Танкист группы армий «Центр»/

После успешного прорыва приграничной обороны, 3-й батальон 18-го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 солдат. «Я не ожидал ничего подобного, – признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. – Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».

«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть». /Танкист 12-й танковой дивизии Ганс Беккер/

«В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной Армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов». /Офицер 7-й танковой дивизии/

«Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям» /Генерал-майор Гофман фон Вальдау/

«Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!» /Один из солдат группы армий «Центр»/

«Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись». /Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии/

71 год назад гитлеровская Германия напала на СССР. Каким оказался наш солдат в глазах врага - солдат немецких? Как выглядело начало войны из чужих окопов? Весьма красноречивые ответы на эти вопросы можно обнаружить в книге, автор которой едва ли может быть обвинен в искажении фактов. Это «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» английского историка Роберта Кершоу, которая недавно опубликована в России. Книга практически целиком состоит из воспоминаний немецких солдат и офицеров, их писем домой и записей в личных дневниках.

Вечер 21 июня

Вспоминает унтер-офицер Гельмут Колаковски: «Поздним вечером наш взвод собрали в сараях и объявили: «Завтра нам предстоит вступить в битву с мировым большевизмом». Лично я был просто поражен, это было как снег на голову, а как же пакт о ненападении между Германией и Россией? Я все время вспоминал тот выпуск «Дойче вохеншау», который видел дома и в котором сообщалось о заключенном договоре. Я не мог и представить, как это мы пойдем войной на Советский Союз». Приказ фюрера вызвал удивление и недоумение рядового состава. «Можно сказать, мы были огорошены услышанным, - признавался Лотар Фромм, офицер-корректировщик. - Мы все, я подчеркиваю это, были изумлены и никак не готовы к подобному». Но недоумение тут же сменилось облегчением избавления от непонятного и томительного ожидания на восточных границах Германии. Опытные солдаты, захватившие уже почти всю Европу, принялись обсуждать, когда закончится кампания против СССР. Слова Бенно Цайзера, тогда еще учившегося на военного водителя, отражают общие настроения: «Все это кончится через каких-нибудь три недели, нам было сказано, другие были осторожнее в прогнозах - они считали, что через 2-3 месяца. Нашелся один, кто считал, что это продлится целый год, но мы его на смех подняли: «А сколько потребовалось, чтобы разделаться с поляками? А с Францией? Ты что, забыл?»

Но не все были столь оптимистичны. Эрих Менде, обер-лейтенант из 8-й силезской пехотной дивизии, вспоминает разговор со своим начальником, состоявшийся в эти последние мирные минуты. «Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон», - не скрывал он пессимизма... Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».

В 3 часа 15 минут передовые немецкие части перешли границу СССР. Артиллерист противотанкового орудия Иоганн Данцер вспоминает: «В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и н

22 июня, Брест

Захват Брестской крепости был поручен 45-й пехотной дивизии вермахта, насчитывавшей 17 тысяч человек личного состава. Гарнизон крепости - порядка 8 тысяч. В первые часы боя посыпались доклады об успешном продвижении немецких войск и сообщения о захвате мостов и сооружений крепости. В 4 часа 42 минуты «было взято 50 человек пленных, все в одном белье, их война застала в койках». Но уже к 10:50 тон боевых документов изменился: «Бой за овладение крепостью ожесточенный - многочисленные потери». Уже погибло 2 командира батальона, 1 командир роты, командир одного из полков получил серьезное ранение.

«Вскоре, где-то между 5.30 и 7.30 утра, стало окончательно ясно, что русские отчаянно сражаются в тылу наших передовых частей. Их пехота при поддержке 35-40 танков и бронемашин, оказавшихся на территории крепости, образовала несколько очагов обороны. Вражеские снайперы вели прицельный огонь из-за деревьев, с крыш и подвалов, что вызвало большие потери среди офицеров и младших командиров».

«Там, где русских удалось выбить или выкурить, вскоре появлялись новые силы. Они вылезали из подвалов, домов, из канализационных труб и других временных укрытий, вели прицельный огонь, и наши потери непрерывно росли».
Сводка Верховного командования вермахта (ОКВ) за 22 июня сообщала: «Создается впечатление, что противник после первоначального замешательства начинает оказывать все более упорное сопротивление». С этим согласен и начальник штаба ОКВ Гальдер: «После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям».

Для солдат 45-й дивизии вермахта начало войны оказалось совсем безрадостным: 21 офицер и 290 унтер-офицеров (сержантов), не считая солдат, погибли в ее первый же день. За первые сутки боев в России дивизия потеряла почти столько же солдат и офицеров, сколько за все шесть недель французской кампании.

«Котлы»

Самыми успешными действиями войск вермахта были операцию по окружению и разгрому советских дивизий в «котлах» 1941-го года. В самых крупных из них - Киевском, Минском, Вяземском - советские войска потеряли сотни тысяч солдат и офицеров. Но какую цену за это заплатил вермахт?

Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии: «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».

Автор книги пишет: «Опыт польской и западной кампаний подсказывал, что успех стратегии блицкрига заключается в получении преимуществ более искусным маневрированием. Даже если оставить за скобками ресурсы, боевой дух и воля к сопротивлению противника неизбежно будут сломлены под напором громадных и бессмысленных потерь. Отсюда логически вытекает массовая сдача в плен оказавшихся в окружении деморализованных солдат. В России же эти «азбучные» истины оказались поставлены с ног на голову отчаянным, доходившим порой до фанатизма сопротивлением русских в, казалось, безнадежнейших ситуациях. Вот поэтому половина наступательного потенциала немцев и ушла не на продвижение к поставленной цели, а на закрепление уже имевшихся успехов».

Командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок, в ходе операции по уничтожению советских войск в Смоленском «котле» писал об их попытках вырваться из окружения: «Весьма значимый успех для получившего такой сокрушительный удар противника!». Кольцо окружения не было сплошным. Два дня спустя фон Бок сокрушался: «До сих пор не удалось заделать брешь на восточном участке Смоленского котла». Той ночью из окружения сумели выйти примерно 5 советских дивизий. Еще три дивизии прорвались на следующий день.

Об уровне немецких потерь свидетельствует сообщение штаба 7-й танковой дивизии, что в строю осталось всего 118 танков. 166 машин было подбито (хотя 96 подлежали ремонту). 2-я рота 1-го батальона полка «Великая Германия» всего за 5 дней боев на удержание линии Смоленского «котла» потеряла 40 человек при штатной численности роты в 176 солдат и офицеров.

Постепенно менялось и восприятие войны с Советским союзом у рядовых немецких солдат. Безудержный оптимизм первых дней боев сменился осознанием того, что «что-то идет не так». Потом пришли безразличие и апатия. Мнение одного из немецких офицеров: «Эти огромные расстояния пугают и деморализуют солдат. Равнины, равнины, конца им нет и не будет. Именно это и сводит с ума».

Постоянное беспокойство доставляли войскам и действия партизан, число которых росло по мере уничтожения «котлов». Если поначалу их количество и активность были ничтожны, то после окончания боев в киевском «котле» число партизан на участке группы армий «Юг» значительно возросло. На участке группы армий «Центр» они взяли под контроль 45% захваченных немцами территорий .

Кампания, затянувшаяся долгим уничтожением окруженных советских войск, вызывала все больше ассоциаций с армией Наполеона и страхов перед русской зимой. Один из солдат группы армий «Центр» 20 августа сетовал: «Потери жуткие, не сравнить с теми, что были во Франции». Его рота, начиная с 23 июля, участвовала в боях за «танковую автостраду № 1». «Сегодня дорога наша, завтра ее забирают русские, потом снова мы, и так далее». Победа уже не казалась столь недалекой. Напротив, отчаянное сопротивление противника подрывало боевой дух, внушало отнюдь не оптимистические мысли. «Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!»

За первые месяцы кампании была серьезно подорвана боеспособность танковых частей группы армий «Центр». К сентябрю 41-го 30% танков были уничтожены, а 23% машин находились в ремонте. Почти половина всех танковых дивизий, предусмотренных для участия в операции «Тайфун», располагали лишь третью от первоначального числа боеготовых машин. К 15 сентября 1941 года группа армий «Центр» располагала в общей сложности 1346 боеготовыми танками, в то время как на начало кампании в России эта цифра составляла 2609 единиц.

Потери личного состава были не менее тяжелыми. К началу наступления на Москву немецкие части лишились примерно трети офицерского состава. Общие потери в живой силе к этому моменту достигли примерно полумиллиона человек, что эквивалентно потере 30 дивизий. Если же учесть, что только 64% от общего состава пехотной дивизии, то есть 10840 человек, являлись непосредственно «бойцами», а остальные 36% приходились на тыловые и вспомогательные службы, то станет ясно, что боеспособность немецких войск снизилась еще сильнее.

Так ситуацию на Восточном фронте оценил один из немецких солдат: «Россия, отсюда приходят только дурные вести, и мы до сих пор ничего не знаем о тебе. А ты тем временем поглощаешь нас, растворяя в своих неприветливых вязких просторах».

О русских солдатах

Первоначальное представление о населении России определялось немецкой идеологией того времени, которая считала славян «недочеловеками». Однако опыт первых боев внес в эти представления свои коррективы.
Генерал-майор Гофман фон Вальдау, начальник штаба командования люфтваффе через 9 дней после начала войны писал в своем дневнике: «Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого... Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям». Подтверждением этого стали первые воздушные тараны. Кершоу приводит слова одного полковника люфтваффе: «Советские пилоты - фаталисты, они сражаются до конца без какой-либо надежды на победу и даже на выживание». Стоит заметить, что в первый день войны с Советским Союзом люфтваффе потеряли до 300 самолетов. Никогда до этого ВВС Германии не несли таких больших единовременных потерь.

В Германии радио кричало о том, что снаряды «немецких танков не только поджигают, но и насквозь прошивают русские машины». Но солдаты рассказывали друг другу о русских танках, которые невозможно было пробить даже выстрелами в упор - снаряды рикошетили от брони. Лейтенант Гельмут Ритген из 6-й танковой дивизии признавался, что в столкновении с новыми и неизвестными танками русских: «...в корне изменилось само понятие ведения танковой войны, машины КВ ознаменовали совершенно иной уровень вооружений, бронезащиты и веса танков. Немецкие танки вмиг перешли в разряд исключительно противопехотного оружия...» Танкист 12-й танковой дивизии Ганс Беккер: «На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».

Артиллерист противотанкового орудия вспоминает о том, какое неизгладимое впечатление на него и его товарищей произвело отчаянное сопротивление русских в первые часы войны: «Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»

Автор книги «1941 год глазами немцев» приводит слова офицера, служившего в танковом подразделении на участке группы армий «Центр», который поделился своим мнением с военным корреспондентом Курицио Малапарте: «Он рассуждал, как солдат, избегая эпитетов и метафор, ограничиваясь лишь аргументацией, непосредственно имевшей отношение к обсуждаемым вопросам. «Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить...»

Гнетущее впечатление на наступающие войска производили и такие эпизоды: после успешного прорыва приграничной обороны, 3-й батальон 18-го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 солдат. «Я не ожидал ничего подобного, - признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. - Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».

В середине ноября 1941-го года один пехотный офицер 7-й танковой дивизии, когда его подразделение ворвалось на обороняемые русскими позиции в деревне у реки Лама, описывал сопротивление красноармейцев. «В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной Армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов».

Зима 41-го

В немецких войсках быстро вошла в обиход поговорка «Лучше три французских кампании, чем одна русская». «Здесь нам недоставало удобных французских кроватей и поражало однообразие местности». «Перспективы оказаться в Ленинграде обернулись бесконечным сидением в пронумерованных окопах».

Высокие потери вермахта, отсутствие зимнего обмундирования и неподготовленность немецкой техники к боевым действиям в условиях русской зимы постепенно позволили перехватить инициативу советским войскам. За трехнедельный период с 15 ноября по 5 декабря 1941 года русские ВВС совершили 15 840 боевых вылетов, тогда как люфтваффе лишь 3500, что еще больше деморализовало противника.

Ефрейтор Фриц Зигель в своем письме домой от 6 декабря писал:«Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Хорошо бы, если бы там наверху хотя бы прислушались к нам, иначе всем нам здесь придется подохнуть"

+13

20

рыбачок99 написал(а):

А я вобще не понимаю, какого хера у нас с почестями захоронены эти венгры, которые резали наших женщин и детей http://s5.uploads.ru/0DGhJ.gif

Никто их с почестями не хоронил, просто захоронение поддерживается в порядке, и лежат они там как раз потому, что бесчинствовали. Вся венгерская армия так на Дону и осталась, их в плен не брали.

+6

21

Очевидцы о воронежской зиме 1943 года

Алексей Павлович Кранин.
Когда освобождали Воронеж, мне уже было тринадцать лет, поэтому все события хорошо помню. Жил я с матерью до войны в селе Боево, но практически все время пропадал у деда в городе, на Чернышевском бугре, дом 44. Перед тем как немцы вошли в город, население стали эвакуировать. Деда отправили в Красный Лог, а нас с матерью в Каширу. В одной хате поселили несколько семей, теснотища, спать негде. Продремал я кое-как, сидя на корточках, ночь, да и вернулся назад в Боево. В селе людей нет, страшно, а что делать? Перемогался как умел.
Где-то в декабре, числа пятнадцатого, началась подготовка наших войск к наступлению. В нашу деревню пришел батальон автоматчиков. В одной половине дома был штаб, в другой - офицеры жили. Командира батальона не помню, как звать. А замполита - Вишневский. Я все время с ними был. Куда они, туда и я. Привыкли друг к другу, они меня на довольствие поставили...
В один из дней, как сейчас помню, приказ пришел: двигаться на Воронеж. В 12 часов дня покормили солдат, построили. У меня слезы на глазах, а Вишневский говорит: «Пойдешь с нами воевать?» - «Пойду». А чего мне в деревне-то оставаться? Есть нечего. Да и одному страшно.
На мне были шапка солдатская, телогрейка, ботинки большие, да еще на одну и ту же ногу. Снега тогда глубокие случились. Кухня на санях впереди пошла, чтоб хоть след сделать. А идти все равно тяжело. Ноги вязнут. Отошли мы километра два от деревни. Вдруг бомбардировщик немецкий. «Ложись!» - кричит командир. Мы где стояли, там и плюхнулись в снег. Маскхалатов ни у кого не было. Сверху все видно - на белом снегу черная полоса. Бомбить, по-видимому, ему уже нечем было. Так он раза три на нас с пулеметом заходил. Последний раз чесанул и улетел. Слава Богу, никого не задело.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302370_4v.jpg

Подходит ко мне мужик, украинец и говорит: «Ну, ужо жди, сейчас «рама» прилетит. Шел бы ты, хлопец, отсюда. Ну, куда ты? Мы-то идем поневоле, а ты? Беги домой». Подошел я к Вишневскому и говорю: «Пошел я, дядь, домой!»
Пришел, есть нечего. Набрал в погребе у соседа мелкой картошки, нашел махотку глиняную, пополам разбитую, надергал соломы с крыши растопить печь и сварил себе еду. На душе повеселело - жить можно. Дня через три приблудился ко мне товарищ, такой же пацан, как и я, эвакуированный с Коломны. Легли мы с ним на печку и вдруг ночью слышим крики, гам. Мы подумали, что это заградительный отряд, они уже тогда появились. Таких, как мы, отлавливали и отправляли в Каширу. Что делать? Куда прятаться? А у нас в хате стоял китайский сундук, обитый железом, большой такой. Ну, мы туда. Крышкой накрылись и сидим.
Солдаты заходят: «У, да тут еще тепло». Повалились они, где кто смог, и на сундук кто-то лег. Мы только и слышим храп. Сколько мы в том сундуке просидели - не знаю. Нам уже и дышать нечем, мокрые, как мыши. К утру закричали: «Выходи, стройся!» Все опрометью выскочили, как будто никого и не было. Когда я сундук открыл, то мы оба потеряли сознание. Сколько мы в сундуке с открытой крышкой лежали, не помню. Нас никто не поднимал, пока сами в сознание не пришли. Вот такой нам гроб уготован был.
Позже дед вернулся, и третьего февраля мы пошли в город. Города-то и не было. На правом берегу одни развалины. А на левом дома еще оставались. Мы решили потихоньку напрямую от Дворца Кирова к дому добираться. Все заминировано, как дошли - не пойму. Пришли, а дома нет - одно пепелище. На деревьях и кустах наши тряпки висят. А дед перед уходом из города под печкой спрятал деньги, девять граммов серебра. Он, конечно, помнил, где печка-то стояла. Покопался и нашел. Под яблоней у него тоже схоронка была - бутылка водки. Ну, мы и ее откопали. Кое-какие вещички у нас в подполе под домом были спрятаны. Все сгорело, остались часы настенные обгоревшие и икона Николая Угодника. Она только закоптилась и по сей день у моей матери висит.
Дом-то у деда сгорел, а времянка фанерная осталась. Там и печь у нас была. Дед кусочками стекла начал окна стеклить, а мне что делать? Решил окрестности посмотреть. А кругом все заминировано, вся Гусиновка, люди след в след ходили. Мин еще никто не снимал. Смотрю — там, где раньше Ворошиловский райсовет был, танк немецкий стоит. Башня сбита и немец мертвый на ней. А перед ним, на дамбе, восемь танков наших подбиты. Видно, наши только поднимутся - он их в упор расстреливал. Потом эту огневую точку заметили и уничтожили. Весь низ телами усыпан. Когда первая волна наступавших шла на бугор - никто не поднялся. Позже, уже в марте, я туда сходил, ни одного убитого не видел, все разорваны. На минах подорвались.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302425_3v.jpg

На улице Клубной дедов брат Кузюха снимал до войны квартиру. Дай, думаю, туда схожу. Неподалеку от дома лежал убитый немецкий офицер с пистолетом в руке. Я его взял. Пришел домой, потихоньку нажал на курок, а он не стреляет. Тогда я взял молоток - и по курку: бах! Он возьми и выстрели в печку. Дед вскочил, и ну меня лупить! Я - бежать. Потом пришел Кузюха и они отобрали у меня пистолет. Обиделся я на них и опять пошел бродить по улицам. На Клубной много противотанковых мин было, и их собирали. Я тоже припер одну домой и уже собрался ее разбирать. Ну, думаю, сейчас разберу, будет матери сковородка, чугунок накрывать. Спасибо, дед увидел, успел забрать.
После этого дед и говорит: «Стройматериалов нет, средств нет сейчас дом строить, пошли назад в Боево». Собрали мы кой-какие вещички, погрузили на саночки и спускаемся под горку. Тут я чего-то обернулся назад, глянул – «мина-толкушка» и по ней провода во все стороны. Как мы ее салазками не зацепили, до сих пор не пойму. В общем, три раза я мог погибнуть и все три раза Бог отводил. Потом мы еще несколько раз возвращались в город. Солдат наших собирать и хоронить начали где-то в марте. В жизни все забывается, но вот эти мертвые, разорванные тела я никогда не забуду. И до сих пор, когда я иду по нашим улицам, у меня такое чувство, будто я по ним или по минам хожу.

Виктор Михайлович Попов.
Освобожденный город помнится так: развалины и снег. Много снега – зима суровая была. И повсюду в разные стороны тропиночки протоптаны, а сбоку таблички: «Мин нет». В районе «Динамо» стоял разбитый трамвай, а направо, как раз напротив Архиерейской рощи (теперь там парк юных натуралистов) – три подбитых танка. Наших, не немецких – они смотрели со склона вниз на реку.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302463_5v_T34.jpg

Долго так стояли – года два. В окрестностях улицы Обороны Революции таблички были с фамилией «Мин не обнаружено. Сидоров». И – могилы, могилы; наши и немцы вперемежку. Мальчишки там лазили – кто каску найдет, кто штык-нож. Много могил было и в районе парка Кагановича.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302484_large_2_V_15071942_g_tanki_PzIII_L_24_tankdiv.jpg

Александр Григорьевич Казанин.
Воронеж наша семья не покидала практически до появления в городе немцев. Жили мы тогда на улице Выборгской. Когда начались бомбежки, я с мамой и сестрами перебрался на левый берег, в дома авиазавода. Кстати, именно на авиационный завод упали первые бомбы. Бомбили ночью. Немцы прилаживали к парашютам прожектора и таким образом освещали объект.
Однажды я собрался в гости к своему другу Сашке Кудинову, он никуда не переезжал. Остался у него ночевать. А утром слышу, говорят: немцы уже в городе. Я через луг, речку побежал на левый берег. Бегу, а навстречу мне наши солдаты, я им и говорю: «Немцы уже в городе»... Подбегаю к дому, а он полыхает. Хорошо, что мама с сестренками успели выбежать и даже уже ушли, как мне сказали соседи, в сторону Новой Усмани. Я кинулся вдогонку. Тогда из города беженцы шли потоком и далеко они еще не ушли, догнал их быстро. Так мы оказались в Панинском районе, в селе Верхние Котуховские Выселки.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302537_6v_1943_pllenina.jpg

В Воронеж вернулись весной 43-го года. Но сначала там побывала старшая сестра. Вернувшись, она сказала, что наш дом цел, правда, все двери, окна разбиты, кругом вырыты окопы. Но главное, что нам все-таки было куда возвращаться. Больше всего меня, одиннадцатилетнего мальчишку, поразило, насколько сильно был разрушен город. От красивых домов, расположенных на проспекте Революции, куда мы с друзьями частенько бегали до войны, остались одни голые остовы. Все черное, обугленное. Контраст между тем, что осталось в памяти, и что увидел – потрясающий!

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/302/96302706_large_1v.JPG

Как только сошел снег, еще одна жуткая картина предстала перед нашими глазами: некогда заливные луга в пойме реки (а жили мы рядом) буквально были устланы трупами людей. Мы, подростки, вместе со взрослыми, в основном, конечно, матерями и бабушками, этих людей хоронили. До сих пор об этом страшно вспоминать.
А так... мальчишки всегда остаются мальчишками. В Шиловском лесу, куда мы обычно ходили за дровами, лежал сбитый немецкий самолет. Так мы наберем патронов (их тогда можно было найти на каждом шагу), наковыряем оттуда пороха и делаем длинную такую дорожку к самолету, потом поджигаем порох, а сами прячемся в окоп. Ну, и вроде бы таким образом этот самолет взрывали. Техники брошенной было очень много, естественно, стороной ее не обходили, старались все своими руками потрогать, залезть вовнутрь...
Много тогда ребят пострадало от брошенных мин и снарядов. Ведь практически вся прилегающая к нашим домам территория была заминирована. Конечно, часто ребята сами были виноваты. Помню такой случай. Как-то летом ребята постарше, человек семь или восемь с улицы Софьи Перовской, решили глушить рыбу. Для этого взяли мину, но сначала кто-то предложил попробовать ее кинуть на песок: мол, как сработает? Кинули – и попали в камень. Троих или четверых сразу убило, остальных сильно покалечило...

Источник

Отредактировано Кит (2016-02-09 20:06:35)

+9

22

a.ivanov написал(а):

Никто их с почестями не хоронил...............

Я Вас умоляю!!!
А с чем же их хоронили?
Пытался сделать ссылки, но не проходят.
Чисто по-человечески, и надо было их захоронить, и попы нехай молитву прочтут.
Всё ж христиане погибли, такие же, ка и мы.
Но врагу  воинские почести не отдают. Тем более, врагу не сражавшемуся, а зверствовашему...

"Плохо ты, брат, мадьяров знаешь..."  (с) Я.Гашек

Отредактировано 1,5ВЛ80С (2016-02-12 12:52:24)

+2

23

1,5ВЛ80С
Антох, поспокойней.....и в нашем мире звери среди людей имеются,мы с тобой их видели и в чём то прощали,а вот как жизнь их привела к этому,это очень спорный вопрос,они в этом виноваты или условия в которые попали......

+1

24

Олымский луг

Небольшие сёла – Широкое и Васильевка – находятся на границе двух областей – Воронежской и Курской. Разделяет их широкая луговая пойма речки Олым. Зимой река замерзает, и вся пойма напоминает большую белую чащу. На юге ее пересекает полотно железной дороги Касторное – Старый Оскол.
Вот сюда-то, на Олымский луг, и вышли хмурым январским днём 1943 года разрозненные группы отступавших немецких и венгерских войск вместе со своими штабами и обозами.
Экипаж КВ лейтенанта Андрея Николаевича Вахмистрова получил приказ разведать силы отходящего противника.
По оврагу незаметно подошли к селу Широкому, укрылись за соломенной скирдой, приглушили мотор и стали наблюдать. По селу и его окрестностям двигались на юго-восток, к железной дороге, пехотинцы и техника врага. Особенно много войск скопилось на пойменном лугу.
– Да тут несколько тысяч, - сказал Вахмистров, подняв к глазам бинокль.
– Не меньше, - поддержал его Петр Манаков, старший механик-водитель. – Вот только артиллерии не видно. Одни обозы с каким-то грузом.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/7/96/547/96547625_1_1943_otst.jpg

– Пушки они уже на место поставили. Взгляни на противоположную деревню. Это Васильевка. С каждого огорода дуло торчит... Деревня на бугре. Берег обрывистый. С поймы к ним не пройдешь.
– Но попробовать можно, - предложил Манаков. – А мы засечем, посчитаем. Может у них и снарядов-то не осталось.
– Не думаю... – возразил командир. – А разведать нам надо всё. В машину!
Танк взревел и пошел прямо к пойме. Вражеские батареи открыли огонь. Снаряды ложились вначале впереди, потом сзади машины. Один из них угодил в лобовую броню, но не пробил её.
– Ясно! – крикнул Вахмистров Манакову. – Уходи из-под огня... Направо овраг, поворачивай!
Артиллеристы потеряли из виду танк и, видимо, решив, что он повернул обратно, прекратили стрельбу.
А КВ петлял километра два извилистой подковообразной балкой и вышел к Васильевке с севера. Задание, по существу, было выполнено. Можно возвращаться в часть. Но оставался не израсходованным комплект боеприпасов и горючего.
– Проучим фрицев? – спросил Манаков. – Рубеж у нас удачный.
Андрей Николаевич и его друзья знали о трагической гибели экипажа капитана Лаврова, о тарабановской эпопее и гибели группы танкистов их роты в жестоком бою около стадиона «Динамо», в лесных рощах под Воронежем.
Он достал планшет, еще раз взглянул на карту.
– Пойдём к селу с тыла... Проутюжим парочку батарей. И через пойму – к своим..
Это был приказ, обсуждать который не полагалось.
– Вперёд!
Танк с приглушенным мотором сделал небольшой крюк и подошел к Васильевке с запада. Манаков переключил скорость, и тяжелая машина, гремя броней, на полном ходу ворвалась в село.
– К пушкам! Поперек огородов! – скомандовал Вахмистров.
Артиллеристы растерялись. Расстреливая их в упор, КВ подавил одну за другой несколько батарей. А затем спустился вниз, в лощину, до отказа заполненную пехотой и техникой врага, и пошел напролом.
Солдаты и офицеры в ужасе заметались по пойме. Над лугом раздались отчаянные крики, ржанье вздыбленных лошадей, треск раздавленных повозок. Танк огнём и гусеницами «прорубал» себе коридор в самой гуще колонны. Как грозный и неуязвимый мститель, он шёл и шёл вперед, прорываясь к своей части, находившейся восточнее Широкого.
Но уже на выходе из поймы, недалеко от деревни Бабаново, его всё-таки подбили: кто-то бросил сзади противотанковую гранату. Машина стала, из неё повалил густой дым. Израсходовав все боеприпасы, командир танка выскочил из люка, но в неравной схватке был убит. Фашисты начали окружать танк, надеясь взять экипаж в плен.
И тут произошло чудо: взревел заглохший мотор, и горящая машина вновь рванулась вперёд.
Вырвавшись из окружения, КВ остановился около колодца на окраине деревни Бабаново. Танкисты, отстреливаясь от бегущих за ними солдат, скрылись в одном из дворов.
Подробности этого подвига на Олымском лугу стали известны из рассказов местных жителей и очевидцев. Действия отважных танкистов подтверждаются и документами. В них говорится, что экипаж лейтенанта Вахмистрова в этом бою уничтожил 20 орудий, до 160 солдат и офицеров противника и около 200 подвод с военным грузом.
За мужество и отвагу лейтенант Андрей Вахмистров награждён посмертно орденом Отечественной войны I степени, а механику-водителю танка Петру Манакову присвоено звание Героя Советского Союза.

Источник

+14

25

Мемориал ВОВ село Русская Гвоздевка
http://savepic.net/7671728.jpg

+5

26

1,5ВЛ80С написал(а):

Когда же 12-13 лет было топикмейкеру

Так скажу я тоже мечтал, что буду пограничником, морпехом, стану офицером, буду служить в ВДВ... Во втором классе на новогодний утренник у меня был костюм гаишника.) Даже думал в Суворовское поступать, но проблемы с литературой и геометрией, отсутствие дедушки генерала) отбили эти думки. И нам сельским пацанам, да и девочкам некогда было телевизоры смотреть. Нужно было работать. На огороде, сенокосе, родителям на ферме помогать.
А сейчас думаю, что потеряны те кто родился после девяностых. Не все конечно. В эпоху, в которой кумиры, деньги. У этого поколения отрафировалось уважение к старшим, к своей культуре да и к себе. За деньги они готовы на многое.
  Но эта тема не для того, что бы осуждать поколения. За нами идет поколение которые уже не увидят ветеранов и не услышат рассказов о той войне. А так может зайдут, почитаю, задумаются. 

"Кто не помнит своего прошлого у того нет будущего..."    (В. О. Ключевский)
   
Пожалуйста давайте без флуда.

+10

27

Ежегодно проводимый нашим клубом автопробег "Сатурн" в память павших воинов за освобождение Воронежа.
http://s018.radikal.ru/i524/1602/32/c5d46f286889.jpg
http://s009.radikal.ru/i309/1602/a2/c49a1b24982e.jpg
http://s018.radikal.ru/i504/1602/1d/e9bc33862451.jpg
http://s019.radikal.ru/i644/1602/ee/822e0fc8c528.jpg
http://s017.radikal.ru/i412/1602/47/e6f4ac1a40ef.jpg
http://s018.radikal.ru/i524/1602/7b/f1f6e3174dfe.jpg
http://s020.radikal.ru/i711/1602/b0/b49a5b779356.jpg
http://s015.radikal.ru/i333/1602/14/c8a05897a581.jpg
http://s018.radikal.ru/i503/1602/5e/d0d31d640a7f.jpg
http://s017.radikal.ru/i442/1602/48/d553b3decbb1.jpg
http://s017.radikal.ru/i423/1602/e3/2ece55dc9d2d.jpg
http://s018.radikal.ru/i501/1602/ea/53d2347212c5.jpg
http://s010.radikal.ru/i314/1602/77/ea7e97380fda.jpg
http://s019.radikal.ru/i602/1602/6b/0fec8857f7d6.jpg
http://s017.radikal.ru/i442/1602/34/88b0e384b654.jpg

+16

28

Jekson http://s4.uploads.ru/muz4e.gif знакомые места

0

29

Добавлю, клип Юлии Кравченко:

+3

30

В этом году мы не попали на Сатурн в связи с поломкой, выложу немного фото наших друзей
http://s017.radikal.ru/i443/1602/92/058c761b8a8e.jpg
http://s019.radikal.ru/i641/1602/95/ab6475459d15.jpg
http://s011.radikal.ru/i315/1602/06/9e18ab5565fd.jpg
http://s019.radikal.ru/i620/1602/eb/b911f4b6a619.jpg
http://s017.radikal.ru/i437/1602/a9/0cbb41aab241.jpg
http://s50.radikal.ru/i130/1602/40/9843c9e6e72c.jpg
http://s014.radikal.ru/i326/1602/50/13e226f3717f.jpg
http://s008.radikal.ru/i304/1602/e2/d0826f49ac12.jpg
http://s017.radikal.ru/i400/1602/87/0fc0f62446f0.jpg
http://s019.radikal.ru/i609/1602/50/8b3a1933ac67.jpg
http://s014.radikal.ru/i327/1602/66/34fa47dff2e2.jpg
http://s020.radikal.ru/i703/1602/39/2e666dca1d08.jpg
http://s019.radikal.ru/i644/1602/28/26a95ecefcd7.jpg
http://s017.radikal.ru/i405/1602/f9/595e808d1b00.jpg
http://s019.radikal.ru/i609/1602/ea/11999a3dc679.jpg
http://s008.radikal.ru/i303/1602/5a/1f54e872777c.jpg
http://s017.radikal.ru/i433/1602/87/ac3f0d807cfc.jpg
http://s017.radikal.ru/i409/1602/14/723f3570516f.jpg
http://s009.radikal.ru/i308/1602/be/756912bb7e80.jpg
http://s019.radikal.ru/i638/1602/ae/75327577b480.jpg
http://s017.radikal.ru/i438/1602/78/647a47c01dac.jpg
http://s017.radikal.ru/i438/1602/b5/3f3574c12108.jpg
http://s015.radikal.ru/i331/1602/2d/c55bb121e8f9.jpg
http://s020.radikal.ru/i708/1602/0b/8116cde108d5.jpg
http://s018.radikal.ru/i504/1602/f0/30f26098c051.jpg
http://s020.radikal.ru/i721/1602/61/d5fb572ea5a7.jpg
http://s017.radikal.ru/i413/1602/3c/9dd04746e392.jpg
http://s020.radikal.ru/i708/1602/60/bb67e3ecafae.jpg
http://i008.radikal.ru/1602/68/73c44964f825.jpg
http://i003.radikal.ru/1602/80/e798673dd319.jpg
http://s017.radikal.ru/i406/1602/25/fe50e115c612.jpg
http://i008.radikal.ru/1602/38/9438ac4e8f08.jpg
http://s017.radikal.ru/i431/1602/9b/04e8f1d2cc74.jpg
http://s017.radikal.ru/i429/1602/be/80f4ac1f057d.jpg
http://s019.radikal.ru/i617/1602/ff/f2c5716d7123.jpg

+11


Вы здесь » Клуб рыболовов, охотников и грибников Воронежской области Адреналин » Треп » "Стоявшим насмерть во имя жизни "